Майкл Джей Фокс: «Я договорился с болезнью»

0 / 5 (0 голосов)

1985 год. Майклу Фоксу 24 года. На экраны выходит фильм «Назад в будущее» и мгновенно делает актера, уже довольно популярного благодаря сериалу «Семейные узы», настоящей суперзвездой. Шесть лет спустя ему поставят диагноз — болезнь Паркинсона. 11 апреля, во Всемирный день борьбы с болезнью Паркинсона, публикуем фрагмент интервью Майкла Фокса — об отношениях с болезнью, ошибках и вере в лучшее.

Человек среди людей 

Майкл Джей Фокс: «Я договорился с болезнью»

Майкл Фокс родился в Канаде — стране лесов, кленового сиропа и хоккея. И, как многие мальчишки, мечтал стать хоккеистом. Подвел маленький рост: около 163 см. Поняв, что в большом спорте ему ничего не светит, 13-летний Фокс записался в школьную театральную студию, в 15 получил роль в сериале, а в 18 бросил учебу и отправился покорять Голливуд.

С покорением поначалу не задалось: мешал все тот же маленький рост. Майкл уже собирался обратно в Канаду, как вдруг ему предложили сняться в сериале «Семейные узы». За роль Алекса актер получил три премии «Эмми» и «Золотой глобус», а в 1985 параллельно начал сниматься у Роберта Земекиса в фильме «Назад в будущее». Несколько лет спустя у фантастически успешной картины вышли продолжения, а в 1991 году тридцатилетнему актеру поставили диагноз — болезнь Паркинсона. Публично он рассказал о нем лишь в 1998, а с начала 2000-х в основном переключился с актерской игры на поиск лекарства от заболевания и основал свой благотворительный фонд, который помогает пациентам и спонсирует исследования.

Сегодня Майкл Фокс озвучивает анимационных персонажей, периодически появляется в популярных сериалах («Юристы Бостона», «Хорошая жена», «Клиника»). Уже тридцать лет Фокс женат на актрисе Трэйси Поллан, у них четверо детей. Публикуем фрагмент интервью, которое актер дал журналу The New York Times Magazine весной 2019 года.

Вам поставили диагноз в 1991 году. Как это повлияло на вашу профессиональную жизнь? Вы начали сниматься, в основном, в комедиях — почему?

Я был напуган. Ужасно напуган. Я ничего не знал о болезни. Ты живешь как ни в чем не бывало, и вдруг тебе говорят, что все вот-вот радикально изменится. Сейчас-то я могу спокойно говорить об этом. Я договорился с болезнью, предоставил ей полную свободу действий в тех сферах моей жизни, которые она затронула, но в остальных я по-прежнему хозяин. Но тогда…

Тогда я был в панике, и это мешало мне принимать взвешенные решения. Казалось, часы тикают, и надо успеть заработать денег, пока я еще в состоянии. А значит, сниматься как можно больше — в фильмах, которые могут стать успешными. А надо было — в хороших, в действительно стоящих. Лучше было сняться в одном фильме, но в таком, который бы действительно что-то для меня значил.

Я начал понимать это только три года спустя — тогда, когда стал постепенно принимать свою болезнь. Но принять — не значит сдаться. Это значит понять и начать что-то делать.

Майкл Джей Фокс: «Я договорился с болезнью»
Кристофер Ллойд и Майкл Джей Фокс в фильме «Назад в будущее».

Актеры часто говорят о своем теле как об инструменте. Из-за болезни ваш «инструмент» изменился…

Я долгое время выезжал в основном на мимике, много гримасничал. И это стало одной из причин, почему оставил «Спин-Сити» [Американский ситком, в котором Фокс играл главную роль — заместителя мэра. — Прим. ред.]: я чувствовал, что мое лицо стало «каменеть», и двигаться так, как раньше, больше не получается. В последних двух сезонах это уже довольно заметно. И я ушел.

Потом были «гостевые роли» в «Клинике» и «Юристах Бостона». Не думаю, что у меня хорошо получалось, но я был счастлив вернуться. Я понял: актерство — все, что я люблю и умею, и надо найти способ продолжать. Надо научиться использовать мой новый «инструмент». Слышали о философском подходе «меньше — значит больше»? Он стал для меня единственным выходом. У меня теперь как раз было «меньше».

Сколько в вас сегодняшнем от того парня, который когда-то снимался в «Назад в будущее» и «Семейных узах»?

Тот парень был другим. Он был куда ближе к канадскому мальчугану, который обожал рок-звезд: Джимми Хендрикса, Джимми Пейджа — и сам мечтал стать рок-звездой. Но я не был рок-звездой. Я был идиотом, который так и не понял главного.

А что было главным?

То, что у меня был талант. Что я всего достиг, потому что действительно что-то умел. Я же считал, что выиграл в лотерею, и не уважал свои собственные способности. Я катался на лимузине, высунувшись в люк на крыше, в каждой руке по банке пива, и удивлялся: кто бы мог подумать, что меня — меня! — ждет такой успех? А потом в игру включился Паркинсон. И я понял, что в жизни есть вещи поважнее, чем стать рок-звездой.

Источник: psychologies.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 − 7 =

1 × 4 =