«Спасибо, что уволен!»

0 / 5 (0 голосов)

Казалось, ничто этого не предвещало, и вдруг нам сообщают, что в наших услугах больше не нуждаются. А то и того хуже – случайно узнаем об этом от третьих лиц. Для многих такая ситуация — катастрофа. Как выйти из штопора и пережить внезапное увольнение с минимальными потерями для себя?

Карьера и самореализация 

«Спасибо, что уволен!»

Неожиданная отставка вызывает шок, как любая серьезная утрата — потеря близкого, ДТП, внезапная болезнь. «Это всегда задевает нашу иллюзию контроля над предсказуемостью жизни, — объясняет гештальт-терапевт Леонид Третьяк. — Мы воспитаны в совокупности «если-условий»: если я буду вести себя определенным образом, то получу определенный результат. Мы ведем себя хорошо и ждем в ответ того же от мира. Иногда иллюзия распространяется на заведомо неконтролируемые события. И неожиданный поворот рождает вопрос, описанный американским психологом Элизабет Кюблер-Росс как «бунт против Бога»: «За что мне это?».

При внезапном увольнении чаще можно услышать внешне-обвинительную тональность. Особенно если руководство ничего не объясняет». И не зря законодательством РФ предусмотрены два месяца на то, чтобы уведомить сотрудника о предстоящем увольнении.

«За 40-60 дней перестраивается система привычных связей, есть возможность переключиться на поиск нового, меняется график, круг лиц, рабочие ритуалы — от утреннего кофе и разговора в курилке до маршрута», — сообщает Леонид Третьяк. Когда этого временного люфта нет, психика не успевает подстроиться и часто объявление об увольнении воспринимается как катастрофа.

Лояльным труднее всего 

Особенно тяжело неожиданное увольнение переживают те, для кого работа приобрела гиперважность: например, именно с ней были связаны большие профессиональные и личные амбиции. Корпоративная культура, за которую ратуют крупные компании, оборачивается серьезным испытанием для уволенного. Он в мгновение лишается всего, к чему его так долго приручали: социального пакета, поддержки коллег, формы одежды, общих мероприятий и праздников. Для многих из сотрудников корпоративная жизнь перекрывает и подменяет собственные интересы и мотивы, становясь альтернативой семье.

«Сейчас процветает культ трудоголизма, люди полностью подчинены интересам компании, готовы спать по 4 часа, становятся зависимыми от корпорации, ее частью. Часто страх быть уволенным мешает предпринимать амбициозные решения, — продолжает Леонид Третьяк. — Заряженные на работу сотрудники отказываются от альтернатив. Превращаются в загнанное животное, белку в колесе, переставая быть хозяином своей судьбы. Руководство злоупотребляет этим, управляя через хроническое чувство вины».

Зависит ли реакция на увольнение от свойств личности? Да. Хотя шок испытывают все внезапно уволенные, есть люди, которые реагируют особенно болезненно. Это те, кто по классификации немецкого психиатра Хубертуса Телленбаха относится к статотимическому типу личности.

«Спасибо, что уволен!»

«Они не обладают сформированным представлением о себе и с трудом переключаются. Это верные, преданные, самые стабильные и предсказуемые сотрудники, часто ассоциирующие себя с профессиональной ролью. Их распорядок дня, вкусы, привязанности могут не меняться годами, за их привычку употреблять одну и ту же еду их еще называют «потребителями салаки». Как правило, это старожилы компаний, которые прикипают к работе и внутренне воспринимают собственный уход как предательство. Именно они чрезвычайно уязвимы к утрате. Заберешь у них социальную роль — и разрушится вся их жизнь», — поясняет гештальт-терапевт.

Слабое звено 

Если назрела необходимость сократить в отделе одного сотрудника, как начальник выберет, кого уволить? Это зависит, как ни странно, от профессионализма сотрудников. Чем выше компетентность, тем больше гарантия, что вас не тронут. Но каким бы ценным кадром вы ни были, есть один грех, который руководство не простит: излишняя амбициозность и неуправляемость.

«Начальник не должен чувствовать конкуренцию. Часто увольняют тех, кто превосходит руководителя в навыках. Но если ты лоялен, вероятность уцелеть больше. Охотно расстаются с пассивно-агрессивными коллегами — теми, кто тихо игнорирует задачи, срывает сроки, наводит смуту в коллективе, — объясняет Леонид Третьяк. — Начальники любят соблюдать требования иерархического инстинкта. И они легко расстаются с «паршивыми овцами», которые губят все стадо».

Когда в глубине души признаем, что эта работа нам уже тесновата, мы проявляем меньше энтузиазма

Но предложение написать заявление об уходе не всегда звучит для нас так уж неожиданно. «Мы неред­ко сами «транслируем во Вселенную» какие-то послания, — убеждена психолог-акмеолог Екатерина Смирнова. — Когда в глубине души признаем, что эта работа нам уже тесновата и пора двигаться дальше, мы проявляем меньше энтузиазма и интереса. А иногда и открыто делимся своим недовольством. И это считывается другими». Екатерина Смирнова предлагает рассматривать увольнение, как и любой кризис, как возможность для личностного роста.

Уметь быть благодарным

После увольнения очень важно сделать генеральную уборку, завершив отношения с людьми и пространством, считает психолог-акмеолог Екатерина Смирнова.

«Если мы хотим впустить что-то новое, то нужно избавиться от старого. И не стоит пугаться, если в этот момент начнут происходить какие-то ЧП, ломаться вещи, случится даже болезнь. Так работает «принцип десятины», когда осознанно или бессознательно, через жизненные ситуации, мы отдаем нечто ценное. И потом непременно получим что-то взамен». Обязательно нужно подвести итоги и поблагодарить тех, кто дал мудрости, прибавил нам опыта, терпения. «Можно сказать слова благодарности лично, а можно написать письмо и отослать своему «учителю», ведь каждый, кто встречается на пути, чему-то нас учит. Выходя из боя с сильным противником, даже проиграв, мы становимся сильнее, чем были, когда входили в бой. Нужно также сказать спасибо тому месту, где мы провели столько времени.

Еще один важный урок: отпустить контроль и ощутить целостность самого себя и жизни. «Когда мы держимся за что-то, руки заняты и мы не можем протянуть их в будущее. Если мы вцепились в работу и видим смысл жизни только в ней, то мимо проходит другая ее сторона — возможно, это семья, любовь, увлечения».

В выходе из кризиса прежние инструменты не работают, поэтому пробуем делать все по-новому и жить в ногу со временем: осваивать гаджеты, системы коммуникации, оттачивать профессионализм и получать удовольствие от жизни, если раньше этого не делали. На Востоке говорят: черная полоса дается перед взлетом. Стоит оглянуться и оценить, кто нас окружает, — та ли это команда, с которой мы хотим взлетать? Возможно, пришла пора осваивать новые территории и находить новые контакты. Хотим творчества — окружаем себя творческими людьми.

Будь готов! Всегда готов! 

Но, конечно, далеко не каждый может предугадать собственное увольнение. Как подстелить соломки? Как поддержать себя, если это все-таки произошло? У альпинистов есть правило: перед тем как совершать восхождение, думай, как будешь спускаться. «Страховаться от увольнения нужно с момента устройства. Многие этого не делают, — констатирует Леонид Третьяк. — Возьмите за правило готовить подушку финансовой безопасности, чтобы можно было, при учете ипотек и кредитов, безболезненно не работать полгода. Это даст свободу, ведь многие боятся увольнения именно из-за долговых кандалов и страха не справиться с обязательствами».

Это порождает пассивную позицию. А тот, кто ведет себя проактивно, продумывает альтернативы, задается вопросом: «Для чего я здесь, что мне это дает, насколько я расту, развиваюсь, получаю ли адекватную затратам зарплату?» С таким отношением легче воспринимать любые перемены. Еще одна часть подушки безопасности — хобби. Именно таланты и увлечения, которые в работе мы не проявляем, могут на какое-то время стать альтернативным источником занятости и даже заработка.

Превратите поиск работы в работу, отнеситесь к нему как к альтернативной занятости

«Наше счастье задается процессуальным удовольствием. И это далеко не всегда бывает связано с деньгами, статусом. В идеале — чтобы наша морфология совпадала с социальной ролью. Но если этого нет, хобби отражает не используемые в работе склонности, — говорит гештальт-терапевт. — Известный пример — Хулио Иглесиас. Он прервал спортивную карьеру после травмы, и ему посоветовали обратиться к давнему увлечению — пению. Никто не помнит футболиста с таким именем, а вот его голос стал мировым достоянием».

Если все же увольнение произошло, стоит максимально сохранить жесткую структуру дня. Обязательно включите физическую нагрузку, которая нейтрализует гормон стресса кортизол, наполните жизнь теми делами, которые принесут сейчас удовольствие и которые вы давно откладывали. Воспользуйтесь паузой, чтобы восполнить пробелы в знаниях и навыках, — запишитесь на кратко­срочные курсы, займитесь языками, музыкой, резьбой, рекомендует гештальт-терапевт.

«Следуйте принципу «под лежачий камень вода не течет». Я знаю такие примеры, когда человек три-четыре месяца с момента увольнения составляет резюме. Превратите поиск работы в работу, отнеситесь к нему как к альтернативной занятости. Составьте перечень своих сильных сторон. Планируйте несколько собеседований в неделю и учитесь продавать себя».

Источник: psychologies.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 3 =

тринадцать − шесть =