Можно ли помочь созависимой подруге?

0 / 5 (0 голосов)

Когда звонит любимая подруга, мы точно знаем, о чем будем с ней беседовать. Опять ее муж напился, предал, повел себя неправильно… Но ведут ли такие разговоры к изменениям? И если нет, почему мы продолжаем поддерживать это общение?

Человек среди людей 

Можно ли помочь созависимой подруге?
Можно ли помочь созависимой подруге?
«Надоело дружить в «одни ворота»789912Можно ли помочь созависимой подруге?
«Ненавижу бывшую жену моего мужа и их ребенка»346239Можно ли помочь созависимой подруге?
«Мужу нравится другая девушка»316905

У многих из нас есть подруги, которые находятся в созависимых отношениях. Кто-то переносит общение с ними легко, не принимая близко к сердцу происходящее. Кто-то чувствует себя очень нужным и полезным, когда поддерживает их в горе. Кто-то расстраивается и злится, но не говорит об этом близкому человеку. Кто-то ругается, а кто-то вовсе прекращает многолетние отношения.

Можем ли мы в самом деле помочь подруге, которая состоит в созависимых отношениях? И как нам сохранить себя, если мы чувствуем, что такое общение нам не на пользу?

Как в первый раз 

«Мы дружим со Светой с первого класса, я была свидетельницей на ее первой свадьбе, — говорит Кира, 45 лет. — Вторая была совсем недавно, но брак этот ничем не отличается от предыдущего. Света звонит, чтобы пожаловаться на Валеру — второго мужа. И бывший, и нынешний супруги Светы — алкоголики. Она, правда, это называет по-другому: «увлекается», «выпивает», «перебирает».

Я забыла, когда мы в последний раз обсуждали книги, музыку, выставки. Порой мне кажется, что все наше общение свелось к обсуждению Валеры. И точно так же до него мы обсуждали Игоря… Мне иногда это сильно надоедает».

Популярная психология рекомендует помнить о своих желаниях и побуждениях. Однако, когда мы в реальности сталкиваемся с тем, что подруга действует не так, как нам хотелось бы, или ее отношения оказываются какими-то «неправильными», нам не всегда понятно, как себя вести. Из чего же стоит исходить, когда мы решаем, тратить ли нам свои ресурсы на поддержку близкого или нет?

«Имеет значение, столкнулись ли мы с таким впервые или это характерная история, — говорит практический психолог Анастасия Долганова. — Одно дело, если подруга вела себя адекватно, ее отношения были полноценными и радостными, а потом ее муж начал пить и она стала на него жаловаться. И совсем другое, если для нее это более-менее постоянная история, в которой меняются действующие лица — муж, начальник, мать, ребенок и так далее.

В первом случае у нас больше возможностей помочь, поскольку такое поведение развивается в конкретных токсичных отношениях и поддержка со стороны действительно может быть ценной. Во втором случае можно говорить о созависимой структуре личности, о глобальном способе жить. И в рамках дружеских отношений с этим способом ничего не поделаешь: здесь у нас нет ни достаточных прав, ни нужных навыков».

Да, но! 

«Все мои предложения Ира отвергает, — злится Катя. — Советую ей пойти на группу для созависимых — она отвечает, что ей далеко ездить. Подсовываю психологическую литературу — говорит, что у нее нет времени читать. Это ужасно раздражает».

Часто диалоги с подругами полностью повторяют схему психологической игры «Почему бы тебе не…? — Да, но…», описанной Эриком Берном. Почему же мы пытаемся «выиграть» в этой игре — день за днем, разговор за разговором?

«Если мы продолжаем попытки вести такие диалоги при том, что подруга уже отказывала нам, это говорит о том, что мы отрицаем собственное бессилие, — говорит Анастасия Долганова. — Наши сильные чувства при этом вполне объяснимы: созависимая женщина и сама живет в треугольнике «Агрессор-Жертва-Спаситель», и подруг провоцирует на отыгрывание этих же ролей, а это может злить. Сама эта схема невероятно сильная. Мы можем обнаружить, что делаем что-то «спасательное» еще до того, как осознанно выбрали это. Поэтому, если вы не хотите быть спасателем, — сдавайтесь, и как можно раньше».

Не вы несете ответственность за жизнь подруги. И она либо способна меняться, либо не способна, напоминает Анастасия Долганова. Если же вам больно, стоит позаботиться о себе: например, увеличить дистанцию, сократить количество общения.

Можно ли помочь созависимой подруге?

Большая разница 

«Когда я говорю Оле, что не готова сегодня слушать ее монолог, она обижается, — жалуется Рита. — Предъявляет мне претензии — мол, подруги для этого существуют! Я прошу ее пойти к психологу, но Оля считает, что платить деньги незнакомому человеку «за то, что он меня просто послушает» — глупо и непрактично, и все, что может сделать психолог, могу сделать для нее и я…»

Позицию «друг лучше психолога» поддерживают многочисленные мифы и стереотипы. Например, о том, что психотерапевт просто слушает клиента и ничего ему не предлагает. Или — о том, что с чужим человеком нельзя быть столь же откровенной, как с подругой, ведь он так мало знает о нашей жизни. На самом деле это абсолютно разные отношения, права и обязанности друзей и психологов сильно различаются.

«Дружеские отношения подразумевают взаимность, — поясняет Анастасия Долганова. — Это значит: «Если сейчас мы делаем что-то для тебя, то потом мы симметрично делаем что-то для меня». А подруга, которая только делится проблемами и жалуется, ничего не давая взамен, возможно, не такая уж и подруга. И я имею право принимать любые решения в наших отношениях, а также предъявлять претензии на время и внимание. Я могу протестовать против расхода общего пространства и ресурса на некоего Васю. Я имею право блюсти свои собственные интересы».

Часто друзья, которые вменяют нам в обязанность обслуживать их потребности, об этой взаимности забывают. Но именно такое «эгоистичное» отношение им может обеспечить профессионал, и пользы от этого будет больше.

«В рабочих отношениях я ставлю во главу угла не свои интересы, а интересы клиента, и оплата моего труда компенсирует разницу в балансе «мне-тебе», — говорит психолог. — Об интересах клиента я и буду заботиться на протяжении терапии».

Сила бессилия 

А что же все-таки можем для своих подруг можем сделать мы?

«Позиция жертвы затягивает и заставляет человека игнорировать свою силу. Если вы видите, что подруга по-настоящему старается улучшить свою жизнь, но у нее, как и у многих, все получается не сразу, — подчеркивайте, что видите ее силу, — советует психолог. — Можно вместе с ней позлиться на то, что происходит, поддержать ее в гневе и в яростных защитных решениях. И, конечно, напоминайте о ее уме, красоте и смелости. Это даст вашей подруге необходимые жизненные силы, которые иногда подчистую съедаются зависимыми отношениями».

Анастасия Долганова предлагает алгоритм, который можно использовать в беседах с близким человеком, который находится в состоянии созависимости. Вот пример такого сообщения: «Я считаю, что с началом этих отношений тебе стало эмоционально и физически хуже. Ты все время в тревоге, ты все время думаешь о нем, мы стали реже видеться.

Твои рассказы говорят о том, что он — алкоголик, наркоман, потребитель, врун, насильник и ты не будешь с ним счастливой. Я никогда не буду тебя поддерживать в такой связи и считаю, что эти отношения нужно закончить. Я могу рассказать тебе, что я считаю правильным сделать для этого. А еще я знаю, что есть специалисты и общественные организации, которые помогают выбраться из плохих отношений».

Возможно, этот текст нужно будет повторить несколько раз. А если после него не происходит ничего вообще — значит, нам стоит попробовать все-таки принять свое бессилие, считает эксперт. Порой это лучшее, что мы можем сделать как для себя, так и для своей подруги.

Можно ли помочь созависимой подруге?

Об эксперте

Анастасия Долганова — психолог, автор книги «Мир нарциссической жертвы. Отношения в контексте современного невроза». Ее сайт.

Источник: psychologies.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать + 11 =

5 × три =