«Мам, я беременна»: как быть, если подросток поделился с вами тайной

0 / 5 (0 голосов)

Родители мечтают, чтобы дети делились с ними всем, что происходит в их жизни. Но готовы ли они адекватно отреагировать, когда ребенок расскажет им что-то действительно важное? И как себя вести, когда подросток доверил вам свою тайну?

Подростки 
Родителям 
Человек среди людей 

16+
«Мам, я беременна»: как быть, если подросток поделился с вами тайной
«Мам, я беременна»: как быть, если подросток поделился с вами тайной
5 симптомов обсессивно-компульсивного расстройства566488«Мам, я беременна»: как быть, если подросток поделился с вами тайной
Почему нас раздражает вопрос «Вам что-то подсказать?»918888«Мам, я беременна»: как быть, если подросток поделился с вами тайной
«Дочери 35, ни детей, ни мужа, а она мечтает о наушниках»414246

Большое счастье, если ребенок настолько доверяет вам, что способен рассказать практически все. И при этом не боится вас расстроить или разозлить. Другое дело, умеем ли мы правильно принять откровенность. Ведь бывает, что чужой секрет становится тяжелой ношей.

Реакция мамы или папы может серьезно повлиять на подростка. Ведь наши дети зависят от нас, учатся, делают выводы о мире и себе, опираясь на родительские примеры.

«Ты станешь алкоголиком!» 

«Когда я рассказала маме о том, что потеряла девственность, она обозвала меня шлюхой, — вспоминает Марина, 39 лет. — Хотя я уже взрослая, этот случай навсегда остался в моей памяти. Я долго не могла простить маме эти слова».

Иногда то, что рассказывает подросток, может задеть родителя, вызвать личные тяжелые воспоминания, разбередить старые раны.

«Мой отец пил. Когда я признался маме, что попробовал алкоголь, она тут же сказала, что я вырасту алкоголиком, как он. И на этом история не закончилась. Каждый раз, когда я приходил домой выпивший, она начинала кричать, что я такой же алкаш, как отец, — рассказывает Владимир, 28 лет. — И даже сейчас она не выносит, когда я пью. Потому никогда не делаю этого дома».

Собственные страхи заставляют взрослых бурно реагировать даже на относительно нейтральные новости. Получив подобный ответ на свою откровенность, подросток, скорее всего, постарается ничего не говорить родителям в дальнейшем. Это может быть очень опасно, так как в действительно сложной ситуации ребенок останется без помощи, без совета родителей.

«В моей школе директор и завуч домогались к девочкам. Когда я пришла домой и рассказала маме, что директор приставал ко мне, а завуч гладил и обнимал, она ответила: «Ты же у меня видная, красивая девушка, вот мужики и пристают». Это была совсем не та реакция, которой я ждала. Больше я ей ничего не рассказывала и справлялась сама», — делится Ксения, 43 года.

Возможно, когда родители узнают о чем-то серьезном, будет уже слишком поздно. Ребенок может наделать ошибок, и разбираться с ними придется матери и отцу. И хорошо, если отчужденность, одиночество в собственной семье не толкнет ребенка на преступление.

«Иногда моя мама с обидой спрашивает меня, почему я с ней ничем не делюсь. Меня это удивляет. Ведь стоило мне решиться на откровенность с ней, она либо злилась, либо пугалась. Поэтому я предпочитаю делиться проблемами и радостями с лучшей подругой», — рассказывает Ольга, 25 лет.

«Мам, я беременна»: как быть, если подросток поделился с вами тайной

Помочь и поддержать 

«Я забеременела в 15 лет. И первым человеком, который узнал об этом, была моя мама. Я даже не думала о том, чтобы пойти к кому-то другому. Мы поговорили, решили, что лучше прервать беременность, тем более что у меня были сильные боли. Мама сказала, что ей очень жалко этого ребенка и очень жалко меня. Она не отчитывала и не осуждала, не причитала, просто помогла найти хорошего врача и поддержала меня после. Помню, как мы даже выкурили по сигарете, когда говорили об этом», — говорит Мария, 40 лет.

Бывает, сын или дочь делится не пугающим секретом, а радостью, которую вам попросту трудно разделить. Ведь иногда мы совсем иначе представляем счастье для своего ребенка. Например, сын рассказывает отцу, что поступил в кулинарный техникум, устроился работать в ресторан мыть посуду, потому что мечтает стать поваром. А отец в ответ устраивает истерику, потому что хотел, чтобы сын стал физиком или математиком. Как правильно реагировать на все это?

«На сложные темы трудно говорить, но избегать их — гораздо опаснее» 

Юлия Щукина, психолог

Важно подчеркнуть, что в таких ситуациях поддержка нужна обеим сторонам, потому что сложно и родителю, и подростку. Одновременно возникает много непростых вопросов и задач.

Что я чувствую?

Надо понять, как родитель воспринимает эту новость, какие эмоции она вызывает (страх, грусть, раздражение, вину и др.) и каково его отношение к событию и к своим чувствам.

Можно задать себе вопросы: «Как я отношусь к тому, что случилось? Как я отношусь к тому, что мне страшно?» Это нормально — испытывать разные чувства, их может быть много. И злость, и грусть, что не выходит так, как вы когда-то хотели, и страх за будущее.

Часто в таких ситуациях верх берет страх: «А вдруг дальше будет хуже?»

Через призму этого страха случившееся часто кажется более страшным, чем есть на самом деле. Тут важно свериться с реальным положением дел. Решить, какие знания о вашем ребенке могут быть опорой в прогнозировании будущего.

Как я смогу выразить свои чувства?

Найдите подходящую форму для выражения своего отношения и своих чувствах. Это может быть крик, слезы, какие-то слова. Какие подойдут в разговоре с вашим подростком? Например, в истории Марии мама так и сказала, что ей очень жалко. Или это может быть фраза: «Я волнуюсь, я боюсь, что с тобой случится что-то плохое». Или: «Мне это не нравится, это вызывает опасения за тебя, но мне очень ценно то, что ты поделился, спасибо».

Нужно подчеркнуть, как много для вас значит его честность. Если вам важно, что подросток пришел со своей тайной, — скажите ему об этом, дайте понять, что вы благодарны ему за доверие. Человек решился обсудить с вами нечто, очень для него существенное. И от вас зависит, будет ли оно принято или обесценено. Это не отменяет того, что вам может не нравиться случившееся, но ценность доверия точно стоит подчеркнуть.

Каково сейчас моему ребенку? Что я могу для него сделать?

Что важно для подростка? Нужна ли помощь прямо сейчас, поддержка в чем-то, забота или информация? Выяснить это можно, например, спросив напрямую.

Когда решен вопрос о необходимости экстренной помощи, эмоции и чувства обозначены, можно перейти к разговору. Можно обсудить этот опыт. Спросить у подростка, как он относится к тому, что произошло. Что в этом ему кажется нормальным, приемлемым, а что нет? Понятно ли ему, что делать дальше?

Далее, если у вас есть какие-то договоренности и они были нарушены, можно обратиться к ним, напомнить о последствиях, которые неизбежно последуют. Но только в том случае, если вы договорились об этом заранее.

Также можно рассказать подростку о том, что важно знать в подобных ситуациях. Может быть, стоит дать какую-то информацию, например, о контрацепции или том, как алкоголь влияет на юный мозг. Только не в формате лекции или нравоучения, а из чувства заботы.

Подумайте, а как вы сами понимаете, что с вами говорят из позиции заботы, а не из желания укорить? На что вы обратите внимание: особые интонации или жесты? Может быть, нужны какие-то особенные, специальные слова? На сложные темы трудно говорить, это правда, но избегать их — гораздо опаснее.

В примере Марии звучит: «Мы поговорили и решили», — не мама решила, а «мы». Что помогало им обеим разговаривать о трудном и искать решение? Что создало пространство и возможность этого разговора? Как вам кажется, в каких условиях возможен доверительный разговор с вашим подростком?

Мама Марии не укоряет, говорит о своих чувствах, предлагает найти решение. Скорее всего, у них так принято — делиться, не боясь укоров и осуждения.

В качестве опоры родителям могу порекомендовать книгу Найджела Латты «Пока ваш подросток не свел вас с ума». Латта пишет доступным языком, что происходит с мозгом подростка, что он уже точно умеет, а что еще формируется, почему подростки могут вести себя нелогично с точки зрения взрослых и как выстоять родителю, когда его ребенок переживает сложный период.

«Мам, я беременна»: как быть, если подросток поделился с вами тайной

Об эксперте

Юлия Щукина — психолог, нарративный практик, EMDR-терапевт, специалист по работе с сообществами. Автор и соведущая тренинговых программ для подростков в Благотворительном фонде «Будущее сейчас» (в 2014–2020 гг).

Источник: psychologies.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 − одиннадцать =

двадцать − двадцать =